Расследование, представленное телеграм-каналом  ВЧК-ОГПУ, обращает внимание на то, что среди жертв оказалась одна, которую тщательно скрывают – судья Арбитражного суда Москвы Сергей Маслов,  который рассматривал дело, где ответчиком выступала фирма дочери Рамзана Кадырова

Во время взрыва Маслов ехал на огромном и тяжеленном  Cadillac, который неожиданно оказался в эпицентре взрыве. Эта информация заставляет совсем по другому посмотреть на взрыв на Крымском мосту. И версия о подрыве грузовика с грузом из Болгарии не выглядит единственной и неоспоримой. 

Из 4 обнаруженных тел погибших при взрыве, трех опознали быстро. Это были историки-гиды из Петербурга Эдуард Чучакин и Зоя Софронова и их приятель Глеб Оргеткин, который как раз и был за рулем. Про четвертую жертву говорили лишь то, что это был владелец машины. Как сообщает телеграм-канал,  вчера “к вечеру собеседники в АСГМ однозначно подтвердили – во время взрыва погиб именно Маслов. Кстати, в его декларации о доходах указано, что он владеет автомобилем Cadillac”. 

Источник в суде, подтвердил, что Сергей был «крепким орешком» и имел репутацию судьи, с которым не договориться. В разные годы в его производстве были дела на миллиарды, связанные с правительством Москвы, нефтегазовыми компаниями и т.д. Одно из последних дел – иск российского подразделения американского издательства «Конде Наст» (Condé Nast) о взыскании долга и неустойки с компании «Фирдаус», учредителем и фактическим владельцем которой является дочь главы Чечни и министр культуры республики Айшат Кадырова. Однако до рассмотрения в суде дело не дошло, т.к. издательство отозвало иск.

В октябре Маслов ушел в отпуск и со знакомыми отправился в Крым. Cadillac Escalade огромная и тяжелая машина, в которой вполне можно заложить много взрывчатки. Например, с вещами. К этому можно еще добавить, что судья лицо неприкосновенное и никто его машину досматривать не будет.  Поэтому версия о том, что целью взрыва, от которого еще взорвались и вагоны с топливом,  вполне мог быть именно Маслов, имеет право на жизнь Тут есть с чем работать, — пишет телеграм-канал. 

По мнению авторов, эта версия выглядит более реалистичной и убедительной, чем грузовик “с взрывчаткой из Болгарии”. Да и более соответствующей нынешним российским реалиям. 

“А ведь насильственная смерть федерального судьи само по себе чрезвычайное  политическое событие, даже вне контекста (предполагаемого теракта) этой смерти.

И — тишина!

Оно должно быть выделено в отдельное производство. 

И это называется государство?” задается вопросом по поводу этой версии небезызвестный Максим Шевченко в своем телеграм-канале “Макс атакует”.

+ posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *